Контакты Реклама на сайте
новости большой ялты, новости симеиза, новости алупки, новости кореиза, новости гаспры, новости гурзуфа

ИНТЕРВЬЮ

Александр Ефремов - интервью на LB.ua .

 

Фото: Макс Левин

«Мы сами определяем – на какое мероприятие Президента приглашать»

Начнем с анализа результатов кампании. Сразу после закрытия участков, Николай Азаров заявил на брифинге: гонка прошла успешно, ПР ее выиграла. С тех пор формула "ПР выиграла выборы" стала общим местом. Вы эту позицию разделяете?

Это соответствует действительности. Суммарно – по спискам и мажоритарным округам – ПР получила 185 мандатов. Из всех политических сил, прошедших в парламент, этот результат – наибольший.

Уже проводился детальный «разбор» гонки?

Мы обсуждали ситуацию на наших внутриштабных совещаниях, есть аналитика по каждой территории, но комплексный анализ – с расширенным кругом участников – еще не проводился. Ожидается, это произойдет на заседании политсовета.

Когда он состоится?

Сложно сказать. Сейчас мы сосредоточены на подготовке к работе ВР седьмой каденции. Как правило, депутаты парламента, являющиеся членами фракции, входят в состав политсовета. Поэтому очевидно, что следующее заседание политсовета пройдет уже после начала работы нового созыва.

Насколько я знаю, была расширенная встреча партактива с Николаем Азаровым…

Не совсем так, было собрание депутатской группы ныне действующего состава ВР, в работе которой принимал участие председатель партии Николай Азаров.

Почему не Янукович?

Мы сами определяем – на какое мероприятие Президента приглашать, на какое – нет.

Самоуверенно. Впрочем, ладно. Довольно, понимаете ли, странно выглядит: с момента завершения гонки прошло уже больше месяца, а почетный руководитель партии ни разу не собирал своих соратников. Даже для того, чтобы символически поблагодарить. Неужели Президенту больше не нужна партия, что он к ней настолько равнодушен?

Это – ваша точка зрения, хотя, на мой взгляд, она совершенно нелогична.

Да, действительно Президент эту партию создавал, и он с нею ассоциируется. Да, в режиме рабочих будней мы регулярно контактируем с Президентом…

По партийным вопросам?

В том числе. Хотя, иногда сложно отделить партийные вопросы от вопросов государственного строительства, к примеру.

Ну, это как раз очень спорный момент, граничащий с вопросами админресурса.

Бывает, возникает необходимость посоветоваться по сугубо партийным делам, бывает – относительно текущей парламентской деятельности. Вы еще учитывайте, что график Президента весьма напряжен. Вместе с тем, ни разу не было такого, что обращаясь к нему с просьбой о встрече, даже срочной, я бы получал отказ.

Поэтому, принимая во внимание загрузку Президента, мы сами определяем – на какие мероприятия его приглашаем, где же вполне достаточно присутствия председателя партии.

 

Фото: Макс Левин

 

"Мы потеряли на явке и отсутствии графы "против всех"

Именно на встрече с Азаровым впервые была озвучена целесообразность сменыруководства киевской парторганизации как такой, которая с поставленной задачей очевидно не справилась.

На данном собрании мы не затрагивали аспекты кампании по отдельным территориям вообще.

Сегодня наша партия находится у власти, логично – приняла на себя весь сопутствующий негатив. Но даже при таких обстоятельствах, мы получили на выборах первое место, что само по себе – явление уникальное.

По сравнению с прошлой кампанией, вы потеряли два с половиной миллиона голосов. В чем же успех?

Давайте смотреть, на чем мы потеряли. Прежде всего – на явке. Сейчас наши аналитики выясняют, почему люди не пошли на выборы.

Потеря составила 600-800 тысяч, так?

Я думаю, больше.

Хорошо, пусть миллион. Остается еще полтора. Неуверенная какая-то победа.

Еще часть мы потеряли на отсутствии в бюллетене графы «против всех».

Надо также добавить, что на юго-востоке активно играла лишь одна левая политическая сила, фактически нам оппонировавшая, именно – КПУ. Не было ни социалистов, ни «витренковцев»…

 

 

И симоненковцы отбирали ваши голоса?

Конечно!

Графу «против всех» вы же отменяли. Сами себя перехитрили, называется.

Нет, не так. Когда мы разработали проект Закона о выборах, наши коллеги из оппонирующего лагеря принесли свои 14 поправок – они до сих пор сохраняются, все можно проверить… Вот, в соответствии с ними и была изъята графа.

Кстати, многие из этих предложений сыграли на негатив, имевший место сейчас в ходе избирательной кампании. Мы уж чересчур либерально отнеслись к составлению избирательного закона. Настолько, что нечестно работавшие граждане не имели сейчас фактических преград.

Графа «против всех» распределяется бонусом между победителями.

Да, и если партия занимает первое место на выборах – получает больший бонус. Вот мы и не добрали определенное число голосов.

"Дела на Тимошенко не Янукович заводил, Ющенко, не забывайте"

Почему львиную долю голосов вы потеряли в базовых для ПР областях юго-востока?

Основное – органы местной власти там возглавляют представители нашей политической силы. Там, где ситуация иная – негатив частично перешел на другие политические силы, а мы наоборот – прибавили. Однако, в целом, вполне естественно, что находясь у власти, мы несем ответственность за несовершенства.

Может, люди просто разочарованы, ожидали от вас большего?

Мы должны реально понимать – есть недостатки в работе. И только исправление этих недостатков гарантирует наличие дальнейшей политической перспективы.

Эта кампания продемонстрировала колоссальный протестный потенциал. Суммарное количество избирателей, высказавшихся против власти, значительно больше, чем тех, кто ее поддержал. Фактически – предреволюционное настроение в обществе. Вас это не настораживает?

Мы работаем два с половиной года всего-навсего…

 

Фото: Макс Левин

 

Это немало.

Чтобы нести ответственность – да, но чтобы провести реформы и получить результат – не много. Что меня точно настораживает, так это то, с каким удовольствием наши СМИ нагнетают проблему нестабильности в обществе. Неужели мы хотим жить в дестабилизированном обществе?

А мы что, в стабильном обществе живем?

Конечно! Вы посмотрите, что в мире происходит!

Можно ли назвать стабильной ситуацию в обществе при фактическом параличе судебной системы, уничтожении конкуренции в бизнесе, системном нарушении гражданских прав и свобод? Про свободу слова я вообще молчу. Это вы называете стабильностью?

Разве эти проблемы в последние два с половиной года появились? Раньше их не было? Если бы вы так сказали, то я бы согласился, что это – наша вина.

Собственно, я так и говорю.

Но есть объективная реальность. Где-то мы начали ее исправлять и уже получили результат, где-то – работа продолжается. Так, мы еще не довели до конца реформу судебную, и поэтому сегодня такая вот ситуация. Что же тут удивительного? Невозможно управиться с таким количеством задач одновременно. Тем более – качественно.

Да, иногда приходится слышать, что на суды совершается давление из органов административной власти. Но тут, очевидно, комментировать не я должен – специалисты. Впрочем, вот в Южной Корее суды считаются наиболее эффективными, хотя и подчиняются исполнительной власти.

Ну, нам недалеко осталось.

Вы считаете, там люди хуже живут, чем у нас?

Нет, я считаю, что у нас с гражданскими правами и свободами не намного лучше.

Это ваше мнение, я бы так не сказал. И вообще, вы не путайте свободу со вседозволенностью. В моем понимании, свобода одного человека заканчивается там, где начинается несвобода другого. У нас эту грань многие не чувствуют и переступают.

Вспомните 2005-й: сколько тогда было дел, скольких допрашивали, сидел-то вообще только один человек. Вспомните и сравните цифры с днем сегодняшним. Никакой политики, чистая математика.

Это потому, что был Северодонецкий съезд. У Ющенко в кабинете тогда совещания проводились – реализовать чисто грузинский сценарий, бросить людей в тюрьму без суда и следствия. Нам это было известно, поэтому юго-восток и выступил с инициативой Северодонецка.

 

 

Где говорилось о целесообразности сепарирования части территории страны.

Нет, мы говорили о том, о чем до нас и после нас говорят представители Галичины. Вот только почему-то их заявления ни у кого вопросов не вызывают.

Уже в 2005-м завели дело, я ходил на допросы в ГПУ, следователи детально изучали все материалы, в том числе – аудио и видео записи съезда, но не нашли никаких доказательств преступления.

Правильно, поскольку силовики были независимы.

Нет, не поэтому. А потому, что никаких правонарушений мы не совершали.

Повторю вопрос: вас, как гражданина, не пугает количество политзаключенных в стране? Считаете это нормальным?

Если мы строим правовое государство, очевидно, оно должно быть правовым для всех.

В 1998-м, еще будучи губернатором Луганской области, я как-то имел дискуссию с нашим начальником управления внутренних дел – возмущался, почему не привлекаются к ответственности руководители, совершившие, на мой взгляд, незаконные действия. В пылу полемики, он тогда мне ответил: у нас в государстве могут посадить любого, уровнем не выше бригадира.

 

 

Действительно, укоренилось еще с советских времен: за украденный с поля мешок кукурузы могут дать три года, а воровство миллиардов сойдет с рук.

Поставьте себя на место Януковича. Став Президентом, он заходит в свой кабинет, принимает прокурора, а прокурор задает простой вопрос: Виктор Федорович, у нас там дела лежат, как с ними быть? Дела-то на Тимошенко не Янукович заводил, Ющенко, не забывайте. И что Виктор Федорович, как гарант Конституции, должен был ответить? Отложите и не трогайте, поскольку Тимошенко была премьер-министром? Мне кажется, это неправильно.

 

Комментарии

партия регионов крым ялта

  • новости ялта сегодня,
  • новости в ялте сегодня,
  • последние новости крыма сегодня
илаш крым могилев крым